Джек Нерассел и Аня Шагинян

С героями первой истории Аней и Джеком мы встретились в их любимом саду у Смольного. Пока Джек позировал в лучах вечернего солнца, Аня рассказала о том, с какими трудностями столкнулась, взяв собаку из приюта, чему они научились вместе, и о чем стоит себя спросить, прежде чем заводить собаку.

 Аня: Наша история началась полтора года назад, перед Новым годом. Антон, мой будущий муж, очень хотел собаку, а я делала вид, что я ещё не готова, задавала ему вопросы, которые меня волновали: «А ты будешь с ним гулять, а если он заболеет, а если с ним нужно будет заниматься?» Антон прошёл проверку, и я решила устроить ему сюрприз и взять собаку сама. Я принципиально хотела собаку только из приюта. Стала обзванивать приюты, оказалось, что забрать собаку не так просто. В паре приютов меня попросили оставить анкету на сайте, но так и не перезвонили. Изначально я искала небольшую собачку. И я позвонила в один приют, у них были только крупные, в Ржевке тоже были в основном большие, но они пригласили приехать и посмотреть.

 

Мне понравился на фото Пушистик, но когда я приехала Пушистик меня облаял, и никого контакта у нас не случилось. Меня спрашивают: «А какая вам собака нужна?» — «Ну веселая, компанейская, в общем чтобы по характеру подходила, была активной». — «Есть один, но он крупненький». — «Насколько крупненький?» — «Сейчас посмотрите». А Джек был как раз любимчиком той женщины, которая показывала мне собак. Там такие длинные вольеры, по 2-3 собаки в каждом, очень много собак. И вот метрах в 50 от меня женщина открывает клетку, и выбегает Джек, а он ещё был такой толстенький. Бежит, как гусеница, все перебалтывается, ухо на бок свисает, а язык - на второй бок. И я сразу поняла, что это наша собака. Я не уеду без него никуда.

История Джека до

Не знаю, правда ли это, но в приюте рассказали, что нашли Джека с братом с порезами на лапах и спасли. Потом они были на передержках, пару раз Джека забирали, но сдавали обратно мол «неуправляемая собака». Его брата тоже брали-сдавали несколько раз, последний раз взяли в семью с кошками, а потом сказали: «Ой, у нас кошки». И такого очень много, к сожалению. Конечно, всё это расшатывает психику собак и в каком-то смысле им было бы лучше просто побыть в приюте без этих «забрали-отдали». Поэтому лучше тысячу раз подумать, посомневаться, миллион вопросов себе задать: что если она заболеет, или один из членов семьи болеет и не может с ней гулять, если вы уедете, переедете. 

В приюте тоже проверяют серьёзность твоих намерений и не отдают собаку сразу. Сначала тебя анкетируют: где живёшь, какие у тебя условия, сколько свободного времени (потому что с Джеком, например, нужно 3 раза в день гулять), можем ли мы с этим справиться, и дают время подумать. 

В общем-то, это не стыдно и не страшно, если вы подумали и решили, что всё-таки не готовы. Мы потом второй раз поехали туда и чуть не взяли вторую собаку, слепую, больную, но нам как раз дали время всё взвесить, и мы решили, что вторую сейчас вообще не потянем, нереально. 

 

После нашей первой встречи с Джеком назначили ещё дату, когда ты приезжаешь на свидание с собакой. Они смотрят, что ты приехал, всё так же хочешь забрать собаку, и потом ещё через день-два её отдают. И всё, 29 декабря, в первый день рождения Джека, мы поехали домой. Антон вышел на улицу, его ждал там сюрприз, это был восторг! Но потом началось самое тяжёлое. 

Перед тем как взять Джека, я читала про адаптацию собак из приюта, но этого было недостаточно. Для Антона это было неожиданно, он не готовился и держал в голове старые привычные представления о дрессировке, что если пёс, например, не хочет идти, ты тянешь его на поводке, такие более грубые методы. А Джек, тревожная натура, не уверенная в себе. В самом начале, когда они были на прогулке, Антон как-то его резковато дёрнул. Джек, видимо, сильно испугался и в следующий раз с Антоном идти гулять отказался. Следующий месяц ребята восстанавливали контакт, но первое время с Джеком гуляла только я.

В целом, в первое время было тяжело, хотя наверное люди подумают: «Ну что тяжёлого, это же не ребёнок, всего лишь собака». Но Джек мог принести с кухни чайник, прыгнуть на стол, у него совсем не было субординации в плане дома. Была зима, были салюты, была снегоуборочная техника. А у многих собак от салютов паника. Мы не могли нормально гулять, потому что он слышал взрыв, ложился на землю и всё. Мы совершили большую ошибку, пытаясь в этот момент его приобнять, присесть к нему, успокаивать. Например, гремел салют, я его обнимала, говорила: «Джекочка, всё хорошо», а это ещё больше подрывало его уверенность в себе. Сейчас, когда гремит салют, мы радостно кричим: «салююют», прыгаем вокруг Джека и переключаем его со стресса в игру. То ещё зрелище!

Позитивный подход к тренировкам

Я читала много информации о позитивной зоопсихологии, обучение через игру, через поощрение. То есть у нас не было мысли «нужно показать, кто здесь хозяин». Во-первых, такие методы нам не подходят, во-вторых, они не работают в долгосрочной перспективе. Собака учится бояться, но не учится поведению, которое нужно, то есть внутри она остаётся такой же неуверенной и беспокойной. Многие люди расценивают их условно «капризы» как то, что они как-то мстят. Например, пришёл домой, а собака погрызла мебель. «Она мне отомстила». Нет, собака не может тебе мстить, она стрессовала. Что происходит потом: ты её, например, бьешь, «какая плохая, как тебе не стыдно», применяя свои неверные модели. Тогда уровень стресса собаки возрастёт еще сильнее, и она будет грызть ещё больше. Но она делает это не для того, чтобы отомстить, ей просто нужно куда-то деть энергию, не более того. Конечно, когда съедена твоя любимая вещь, это обидно, но важно понимать, что такое может случаться, и тренировать собственное спокойствие. 

Первые полгода мы пытались тренировать Джека сами, занимались, брали консультации у зоопсихолога по скайпу. Но настоящий прогресс пошёл, когда мы стали заниматься очно. Последний год, раз в неделю, иногда чаще, мы встречаемся с очень классным тренером. Она работает и с лабрадорами-дайверами в Испании, и аттестовывает собак-поводырей, и у неё самой дома 7 собак. Все тренировки проходят в таком современном европейском стиле работы с собаками: через поощрение и позитивное подкрепление. Например, когда Джек тянет повод, я его не дёргаю, не говорю: «Фу, нельзя!» — а жду пока он сам сделает шаги обратно. Тогда говорю: «Да, молодец!» — и мы идём дальше. 

 

Так и работает всё обучение: Джек делает что-то клёвое, ты его хвалишь и двигаешься дальше. Он учится сам выбирать приемлемое поведение. Например, Джек знает, что если будет прыгать, то ничего не получит, а если ляжет спокойно, то получит вкусняшку. В случае с Джеком хорошо работают тренировки через вкусняшки. Есть собаки игривые, и их хорошо тренировать через игру, а наш любит есть. 

Сейчас Джек останавливается перед дорогой, а когда мы заходим в лифт, он садится. Это не значит, что он всегда так делает, иногда проскакивает. Но тем не менее Джек сейчас гораздо более спокойный, и это наше совместное достижение. Ведь когда мы его взяли, мы не могли стоять общаться с людьми, особенно если Джек был встревожен. Ключевая проблема была как раз в том, что Джек неуверенный и тревожный. Мы формировали его уверенность и концентрацию очень долго, и у нас впереди еще много работы.

 

Ещё у него есть рефлекс, если мужчина поднимает руку, Джек начинает лаять. Скорее всего, его били раньше, поэтому он очень боится таких жестов. Ты встречается с человеком в первый раз, тебе машут рукой, а у Джека включается защитная реакция. Он конь 30 килограмм и кажется, что он тебя сожрёт, если ты его не знаешь. Понимаю, что со стороны это может выглядеть, как будто собака агрессивная. Но я знаю, с чем эта реакция связана. В этот момент важно его переключить. К примеру, пока мы с тобой стояли, он смотрел на проходящих мужчин, и его шерсть начала вставать дыбом. Я ему кинула хрумки в траву, сказала: «Ищи!» Потому что когда он ищет, работает носом, у него включается другая часть мозга, и он в этот момент не может стрессовать. Либо одно, либо другое, как и у людей в общем-то.

Под этот Новый год мы переехали в новую квартиру, опять гремели салюты, и у Джека случился откат. Мы все время были с ним и когда мы его оставили, он много чего разнёс. Но опять же это не означало, что он обиделся, ему просто было очень некомфортно. И все наши действия были направлены на то, чтобы показать, какой он молодец, какой самостоятельный. Доходило до того, что ты сидишь в комнате, встаёшь, выходишь и он за тобой, настолько сильный был страх, что его оставят.

 

Сейчас Джек остаётся один дома на 3 часа. Мы работаем над этим, системно увеличиваем время. Получается, ты ему делаешь паштет в специальную резиновую миску, ставишь её, уходишь в коридор и с ноутом работаешь в коридоре, сидишь такой у лифта в домашних штанах. Уходим на разные интервалы: 8 минут, 15 минут, 20 и потом возвращаемся. Кто-то из нас постоянно в коридоре с ноутбуком. Наши соседи смеялись, что нас выгнали из дома. Постепенно Джек приучается, чтобы это не было драмой в его жизни. Он знает, что мы ушли, но через какое-то время придём обратно. И это непредсказуемый рваный интервал: может, на 8 минут ушли, может на 25, может на час или на три.

У нас сейчас план переехать в другую страну, и уехать мы можем только на самолёте. Что мы будем делать? Вместе со специальной перевозкой приезжать в аэропорт Пулково и тренироваться просто находиться в аэропорту. Адаптация Джека и наши задачи — иногда мне это напоминает тетрис, на тебя всё валится, ты что-то разгреб и такой: «Сейчас и с этим справимся».

Оглядываясь назад, насколько ты была готова?

Наверно, если бы я вообще ничего не понимала про физиологию стресса и эмоций (то, с чем связана моя работа), было бы гораздо сложнее. Потому что когда ты уже в миллионный раз что-то делаешь, и не получается, это правда бывает очень тяжело. Кажется, ты же так стараешься, столько времени на это тратишь. Самое сложное было именно тренировать себя. В этом смысле Джек меня очень многому научил. Мне очень хотелось быть классной хозяйкой Джеку, и когда у меня с ним что-то не получалось, я сильно расстраивалась и злилась на себя. Но я много работала над тем, чтобы управлять своей злостью, и сейчас гораздо легче. Могу 20 минут стоять на месте с Джеком на поводке. Люди будут проходить, смотреть на меня странными взглядами, для меня важно, чтобы собака сама сообразила, а не когда я его дёрну. Зато потом я вижу результаты своих стараний: Джек идёт на провисшем поводке, прибегает, когда зовёшь, спокойно ездит в машине, дружелюбен с детьми, — и в моих глазах лопаются сердечки.

Про ушко

Я обожаю ухо Джека, я просто тащусь от него. Мы иногда гуляем, и нас спрашивают: «А что вы ушком не занимаетесь? Его же можно оперировать и выровнять». — «Вы сейчас серьёзно или нет?» Разные комментарии, таких много: «Я вот своему мочалки вставляла в уши, чтобы они у него встали». - "А себе Вы мочалки в уши не вставляли?.."

Смешные привычки

Джек спит как йог, раскинув лапы в разные стороны, мы постоянно его так снимаем. Либо он ложится на спину, подпирается к стене и скручивается как креветка. Когда мы его только взяли, я говорила его голосом всякие штуки типа: «Эээ шкрутка, шчас дыхание йоговское шпокойное, чувствуем как энергия проходит». Мы постоянно смотрим на Джека в разных позах и озвучиваем его. 

 

Мне кажется, мы уже наделили его столькими шутками, приколами. Представляем, как он танцует под разную музыку, как работает юристом или позвал друзей на день рождения, самые разные ситуации. Ещё у него шея гигантская, он так сложится, что на ней миллион складок. Иногда у Джека загибается губа и он так серьёзно смотрит, что невозможно не засмеяться. Мы всё время делаем это лицо. Едешь за рулем, поворачиваешь голову, а второй человек такой ? 

Фото из инстаграма Джека @jacknerussell

О приюте

В Ржевке я была поражена, что очень много людей совершенно разными способами помогают приюту, что необязательно иметь кучу денег и делать пожертвования. Например, в Ржевку приезжали студентки и просто сидели, делали уроки в вольерах с несоциализированными собаками. Так собака привыкала, что есть кто-то рядом. В дальнейшем это повысит её шансы найти новый дом. Круто, что люди по-разному этим занимаются. Я периодически пишу про адаптацию Джека и пару раз выступала на мероприятиях про приютских собак.

 

Я рассказываю о нашем опыте, чтобы у людей складывалось реалистичное представление. Потому что очень многие берут собаку, сталкиваются с большими сложностями: им кажется, что она непослушная, специально выжимает из них все соки, и людям может быть стыдно, что они не справляются, потому что это реально тяжело и лучше, конечно, быть максимально готовым. И обращаться за помощью к профессионалам.

Ещё важно понимать, что собака не просила тебя забирать её из приюта. Многие говорят: «собаки из приюта такие благодарные», и люди ждут, что она сразу будет мега послушной и благодарной. Но сначала в неё нужно очень много вложить. Прежде всего внимания. но и денег тоже. На тренировки Джека у нас за год ушло 100 тысяч, 6 тысяч в месяц уходит на корм, плюс медицина и всякие тренажёры, мячики и прочее.

 

Но деньги не самое важное, главное - желание и внутренняя готовность. Когда мы брали Джека, мне говорили: «Ты с ума сошла?! В однокомнатную квартиру?! Собаке нужен большой дом». Ничего подобного, собаке нужен дом, где её любят и готовы с ней заниматься. Да, с ней нужно гулять, выбегивать, тренироваться, но речь не о большом доме по площади, речь именно о заботе, внимании, энергии, которые вы вкладываете. 

 

Буквально вчера мы с мужем лежали перед сном и перечисляли всякие моменты, за которые мы благодарны, и оба назвали Джека в топе списка, потому что нереальная кайфуха жить с собакой. Для нас погулять с ним вечером, поваляться всем вместе на диване дома, его характер, все наши шутки его голосом, вообще жизнь с ним - огромная радость. И мы уже не представляем, как когда-то жили без Джека.